Без страха и упрека

01.10.2009

Без страха и упрека


Сделав круг, вертолет завис над хлипкой лодкой. Винты разгоняли и без того не спокойный воздух, отчего суденышко отчаянно ходило ходуном. Трое рыбаков напряженно ждали: наконец-то пришло спасение. Из открывшегося люка винтокрылой машины появился человек в синей форме, на левом плече его комбинезона легко читался силуэт летучей мыши бэтмэна. Ловко пристегнув к тросу лебедки карабин, начал спускаться. И вот уже спасатель в лодке на разговоры времени нет, да и при таком шуме особенно не поговоришь. Первым закрепил в хитрой конструкции наподобие люльки  парнишку, который, потерявшись вместе со взрослыми, вот уже несколько дней терпел тяготы рыбацкой жизни. Перед тем, как поднять очередного пассажира, экипажу вертолета приходилось уходить на новый круг. С последним, четвертым, заходом на борт вернулся спасатель.
Эта история произошла в начале сентября. Но, как нередко бывает в канун праздников, за чередой юбилейных событий героические действия авиаторов в чрезвычайной ситуации как-то остались незамеченными. СМИ, сообщая о спасенных рыбаках, даже имен авиаспасателей не назвали.


Помощь с воздуха
Дежурили по санзаданию, когда поступило сообщение от МЧС: пропали жители села Ома, восстанавливает события заместитель командира эскадрильи Ми-8 Нарьян-Марского объединенного авиаотряда Сергей Кармазин.
После недолгих уговоров он согласился посвятить корреспондента и читателей ´ВНАОª в подробности тех событий.
В первый день поисковой операции найти людей не удалось. Налетав в общей сложности восемь часов, обследовав Чешскую губу, Микулкин нос, вернулись ни с чем. На следующий день экипаж вертолета: командир Сергей Кармазин, второй пилот Андрей Садовой, бортмеханик-инструктор Александр Шарапов, бортмеханик-стажер Алексей Циваш, спасатель авиаотряда Матвей Хатанзейский с командой поисково-спасательного отряда отправился на повторные поиски.
Характерную точку на водной поверхности они заметили в районе устья Омы. Подлетая ближе, вздохнули с облегчением: это была та самая лодка с тремя пассажирами.
Оказать помощь попавшим в беду рыбакам представлялось возможным только с воздуха, а значит, за дело брался спасатель авиаотряда. Только это подразделение имеет допуск к подобного рода операциям.
Наша задача, поясняет начальник службы поискового аварийно-спасательного обеспечения полетов Сергей Махаев, безопасность пассажиров и экипажей воздушных судов. Но если надо ищем, и рыбаков, попавших в чрезвычайную ситуацию, и потерявшихся грибников.
Похоже, нашу беседу придется отложить: в кабинете ожило переговорное устройство. Зам командира эскадрильи Сергей Кармазин принимает сообщение диспетчера: житель села Коткино нуждается в срочной медицинской помощи. А это значит свистать экипаж, правда, на этот раз, к счастью, помощь авиаспасателя не потребуется.
В тот день все начиналось так же экипаж дежурил по санзаданию. Что ж, значит, в путь.
200 метров над землей
Пилоты запускают двигатели вертолета, сосредоточенно включая тумблеры, от количества которых разбегаются глаза. В это же самое время в салоне врач скорой помощи Камиль Каюмов так же сосредоточенно проверяет содержимое своего чемоданчика. Если не удастся оказать помощь на месте, пациента предстоит доставить в город.
На секунду повиснув над аэродромом, вертолет берет курс на юго-запад.
Захватывающие виды цветущего, в смысле растущего и хорошеющего Нарьян-Мара, сменяются не менее восхитительными красотами тундры. Вот под нами промелькнула деревушка Лабожское. Огромные белые таблетки заготовленного на зиму сена кажутся с высоты двухсот метров детскими игрушками. А вот и сами потребители этого продукта ñ стадо пасется неподалеку от деревни.
Второй пилот жестом показывает куда-то вдаль. Приглядываюсь: в дымке тумана  крыши домов, они все приближаются, и вот уже ясно различимы строения, видно, как к бетонной площадке (10 на 10 метров) спешат две машины. Вертолет снижается, поднимая маленький ураган из травы и листьев.
Бортмеханик подает трап, врач первым встречает пациента. Быстрый осмотр показывает: пострадавшему требуется специализированная медицинская помощь, значит, надо доставить его в окружную больницу. Мягко покачиваясь, вертолет набирает высоту.
В аэропорту наш борт уже встречает скорая помощь  дорога до Коткино и обратно заняла около полутора часов.

Про Иван Иваныча и пожарные автомобили
Нет никакого страха, скорее интересно, Матвей Хатанзейский встречает меня на боевом дежурстве. В открытых воротах гаража, что рядом со зданием аэропорта, три пожарные машины. В углу гаража на колесе уютно примостилась фигура в фуфайке, ватных штанах и фуражке набекрень.
А это кто?
Иван Иваныч! смеются спасатели. Наш вечный пострадавший учебный манекен. Мы его и из самолета, и из вертолета на ученьях спасаем.
Минутная готовность: спасатели натягивают спецодежду и спешат к машинам. Это значит, на поле аэродрома садится самолет, экипаж должен занять позиции согласно боевого расчета.
Огромный ´Уралª тряско мчит вдоль взлетной полосы.
Знаете, наши машины от обычных пожарных тоже отличаются, по дороге просвещает начальник СПАСОП Сергей Махаев. У наших насосы в кабине, могут подавать воду прямо во время движения.
Когда городской пожарной команде требуется помощь, спасатели авиаотряда спешат на подмогу. На поле наш автомобиль занимает самую дальнюю позицию, есть несколько минут поговорить.
Откровения от Матвея Хатанзейского
Восемь лет назад Матвей Хатанзейский пришел работать в службу поискового аварийно-спасательного обеспечения полетов. В детстве он мечтал стать сначала пилотом-вертолетчиком, потом врачом. В принципе, задуманное почти сбылось, правда, трансформировавшись и объединив желания в одно  полеты на винтокрылой машине и помощь, в том числе и медицинскую.
Тот случай далеко не первый, так сказать, чрезвычайный. За годы работы приходилось сталкиваться с разными происшествиями, рассказывает Матвей. Успех в таких ситуациях зависит от слаженности действий. Когда мы спасали жителей Омы, с первого захода вышли точно на лодку.
Во время спасательной операции переговоры между экипажем вернее бортмехаником, который руководит спуском и подъемом на борт, и спасателем  происходят только на языке жестов. При работающем двигателе вертолета докричаться даже по рации бесполезное занятие. Например, поднятый вверх палец означает: все готово, можно поднимать.
Кстати, оказавшиеся в беде люди проявляют отменную покладистость, беспрекословно выполняют все распоряжения спасателей.
Давайте я механизм лебедки покажу, предлагает Матвей Хатанзейский после того, как ожидаемый нами самолет благополучно приземлился.
Спуски и подъемы
Небольшое приспособление рядом с кабиной пилотов, на которое человек непросвещенный даже не обратит внимания, и есть та самая лебедка. Тонкий стальной трос может выдержать вес до 150 килограммов, поэтому обычно поднимают на борт по одному человеку.
Понятно, на словах описать, как происходят спуски и подъемы, каково это  висеть над морской бездной, невозможно. Это надо испытать, считает Матвей. Помню свой первый спуск, поправляя подвесную систему ремни, опоясывающие туловище и множество карабинов, вспоминает авиаспасатель. Это были учения над Качгоротским озером. Вы, наверное, видели такое не раз. Спускались на баржу. Конечно, учения  никакого сравнения с боевым заданием, там отвечаешь только за себя. А когда приходится вызволять кого-то из беды, в первую очередь думаешь о людях.
Во время спасательных операций, наверное, чувствуете себя бэтмэном? намекаю на эмблему на левом плече его комбинезона  летучую мышь.
Обычная работа, мой вопрос рассмешил собеседника. Я даже не могу вспомнить ни одной сложной операции. Здесь же успех зависит не только от меня, от экипажа. Опытные пилоты делают все аккуратно, красиво.
Перед очередным вылетом на задание звонок близким, чтобы не волновались, услышав в трубке, что абонент вне зоны действия сети. Прилетел снова отзвонился: все, мол, хорошо. Матвей человек не суеверный. В приметы и предсказания не верит, но перед каждым ответственным вылетом тихо напутствует себя: ´С Богом!ª
Кстати, в обычной, то есть свободной от работы жизни, любитель экстрима Матвей Хатанзейский любит простые мужские развлечения охоту и рыбалку.
Все будет хорошо!
Характерный рокот вертолетных винтов вклинивается в нашу беседу. Невольно следим взглядами, как поднимается в воздух белый с оранжевыми полосками Ми-8. Спасатели авиаотряда снова облачаются в спецодежду на подлете очередной самолет, надо встречать по всем правилам безопасности. На прощание позируют перед объективом на фоне своих пожарных машин.
Эти экстренные вылеты, спуски на лебедке, конечно, захватывают дух, подводит итог беседе Матвей, но лучше бы случались они реже. А нам экстрима и на учениях хватает.  Они у нас регулярно проходят.

Знаете ли вы что?..
лауреатом всероссийского конкурса ´Пилот года-2008ª стал один из героев нашей публикации Сергей Кармазин.
Из 50 претендентов он попал в тройку лучших пилотов винтокрылых машин России.

Ольга РУССУЛ, газета "Выбор НАО" от 22.09.2009 года.

Возврат к списку

© 2008-2011 ОАО "Нарьян-Марский объединенный авиаотряд"