Вот ГКЧП в АТО: этапы российской агрессии

  1. ГКЧП, или Попытка удержать
  2. "Массандровские соглашения", или Первый газовый давление
  3. Договор о дружбе, или Оставить флот
  4. Тузла, или 100 метров к агрессии
  5. Газовые войны, или Экономическая агрессия
  6. Блокирование дороги на Запад, или Политический проект
  7. Крым и Донбасс, или Гибридная агрессия

Ни один конфликт не возникает на пустом месте. За каждым, казалось бы, неожиданным взрывом напряжение стоят годы и десятилетия амбиций, обид и подготовки.

Не исключение и нынешняя украинская-российская необъявленная война.

С самого момента высвобождения Украины из-под власти Москвы в 1991 году, борьба России за возвращение своего влияния не прекращалась никогда. В этой перманентной войне против Киева было применено много различных тактик.

Большинство сражений на украинском-российском фронте происходили непублично, хотя в особо критические моменты Москва начинала действовать открыто.

"Украинская правда" предлагает читателям вспомнить основные этапы украинского-российского противостояния за последние 26 лет.

ГКЧП, или Попытка удержать

19 августа 1991 на всех экранах телевизоров Советского Союза балерины в белых пачках исполняли партии маленьких лебедят с балета Чайковского "Лебединое озеро". Но даже это гениальное произведение не мог сравниться своей драматургической силой до событий, которые в тот день разворачивались на сцене реальной истории.

Пока жители 1/6 суши спокойно спали, в их стране произошел государственный переворот. Президент СССР Михаил Горбачев внезапно "заболел", а на самом деле был изолирован на крымской даче в Форосе. Его функции присвоил себе вице-президент Геннадий Янаев, он же был объявлен председателем Государственного комитета по чрезвычайному положению (на русском - ГКЧП), который должен был стать главным органом управления страной. Вместе с Янаевым мятеж возглавили премьер СССР Павлов, руководители КГБ Крючков, главы МВД Пуго и Минобороны Язов и несколько других чиновников.

Ни один конфликт не возникает на пустом месте

Поэтому когда 19 августа граждане СССР проснулись, то выяснилось, что почти вся европейская часть их государства живет в условиях чрезвычайного положения. Так хотелось путчистам в Москве, но все пошло не по их плану.

Вновь страны Прибалтики и Кавказа вместе с Молдовой в тот же день объявили, что считают путч незаконным, хотя добавили, что их это мало волнует, потому что они уже независимые страны. В то время Латвия, Литва, Эстония, Грузия, Армения и Молдова приняли декларации о собственном суверенитете и не считали, что Москва может дальше им указывать.

В июле 1990 года по такой же декларации жила и Украины. Ее роль для успешности московского путча была ключевой - если бы Киев поддержал ГКЧП, то ход истории мог бы быть совсем другим.

Но могла ли Украина стать на сторону мятежников? С одной стороны, Киев принимал активное участие в подготовке нового Союзного договора, подписание которого продвигал Горбачев. С другой - именно Украина заблокировала подписание этого документа, которое президент СССР хотел провести 20 августа 1991-го. В Киеве решили, что с этим вопросом следует подождать до осени, чтобы добиться признания в нем Декларации о суверенитете.

Это решение, рядом с фактическим отделением прибалтийских и кавказских республик, стали едва ли не главными причинами путча. Партноменклатура больше не верила в возможность Горбачева удержать ситуацию - и попыталась пойти ва-банк.

Недаром в первом же решении ГКЧП было заявлено, что на территории СССР действуют только Конституция и законы СССР. Это фактически означало, что декларации о независимости упомянутых республик, их решение подчинить себе все военные и промышленные силы на своих территориях объявлялись незаконными.

В этих условиях Украине следовало бы четко определить свою позицию, но Киев выжидал. Уже даже президент Российской СФСР Борис Ельцин объявил путчистов государственными преступниками на улицах Москвы появились танки и БТРы, а председатель Верховной Рады УССР Леонид Кравчук в эфире главной новостной программы советского телевидения "Время" спокойно рассуждал о необходимости изменений и сбор урожая.

Более того, все руководство КПУ и ее партийные газеты в Украине с первого дня вписались в путчистов и печатали все "указы" и "распоряжение" ГКЧП.

Присланный из Москвы на разговор с Кравчуком армейский генерал Варенников потребовал поддержать путчистов. И спикер Верховной Рады не сказал ему ни "да", ни "нет", сославшись на то, что это решение должен принять украинский парламент, который как раз был на каникулах.

И пока Кравчук и руководители правительства УССР готовились ко всем возможным сценариям, украинская оппозиция во главе с "Народным движением" Чорновила и другими демократами требовала немедленных и решительных действий - объявить ГКЧП переворотом, начать акции протеста и провозгласить полную независимость Украины.

Московский переворот угрожал перерасти в гражданскую войну, предвестниками которой были танки у Красной площади. Но Украина воевать на этой войне не было смысла. По стране покатились волны протестов - от львовской интеллигенции к донецких шахтеров.

По стране покатились волны протестов - от львовской интеллигенции к донецких шахтеров

В таких условиях 24 августа, уже после фактического поражения ГКЧП, наконец собирается Верховная Рада и голосует за Акт провозглашения независимости Украины. Московский план спасти СССР, запугать и удержать Украину провалился.

"Массандровские соглашения", или Первый газовый давление

Российские власти остро воспринимали вопросы украинской самостоятельности.

Убедиться в этом Украине пришлось очень скоро. Главной точкой напряжения с первых дней стал вопрос Крыма и Черноморского флота.

Украина считала, что и Крым и ЧФ должны принадлежать ей, Россия же прогнозируемо имела противоположную позицию. Более того, в кругу российских депутатов и военных ставился под сомнение даже суверенитет Киева над Одессой.

В январе 1992 года Украина начала создания своих вооруженных сил и соответственно потребовала к командованию ЧФ принести присягу на верность украинскому народу. Часть командиров и команды отдельных кораблей охотно это сделали. Но большинство командующего состава не торопилась, выжидая, к чему договорятся политики Киева и Москвы.

Переговоры шли сложно и интенсивно. Президенты Кравчук и Ельцин за один только 1992 подписали три соглашения о разделе флота. Но дальше фиксации намерений дело не пошло. В Московской соглашении от июня 1993 появился пункт о разделе ЧФ между Украиной и Россией по формуле "50 на 50".

Дополнительного напряжения переговорам придавало вопрос ядерного оружия, которая находилась на территории Украины. Москва требовала отдать все заряды ей на "утилизацию", Киев размышлял, ведь ядерный арсенал на его территории был третьим по величине в мире.

Пока политики спорили, ситуация обострялась и в среде военных. Русское командование в привычной для себя манере начало негласные репрессии против моряков, присягнули Украине. Дошло чуть ли не до начала войны.

21 июля 1992 команда сторожевого корабля СКР-112 под командованием капитан-лейтенанта Сергея Настенко самовольно вырвалась из крымской базы и взяла курс на Одессу. Командование ЧФ приказало перехватить лодку, или потопить его. За несколько часов преследования состоялись попытки тарана, ракетные стрельбы, привлечено несколько кораблей, морская авиация и даже украинские истребители. СКР-112 пришел в Одессу, но восстание на нем показало всю критичность ситуации.

На сентябрь 1993 были запланированы новые переговоры, которые проходили под Ялтой в Массандре. В ходе этих переговоров Россия не первый раз вынула из рукава козырь, который в дальнейшем будет проходить через всю историю отношений Киева и Москвы - долги за газ.

В ходе этих переговоров Россия не первый раз вынула из рукава козырь, который в дальнейшем будет проходить через всю историю отношений Киева и Москвы - долги за газ

Кравчук и Кучма ехали на очередные переговоры, чтобы делить флот и ядерные запасы, однако Ельцин с Черномырдиным уже знали, как эти переговоры выиграть. И за несколько часов давления и разговоров добились своего - украинская делегация согласилась "продать" свою долю ЧФ, что фактически означало отдать за газовые долги. Как и ядерное оружие.

"Массандровские соглашения" через год сменили на "Московские" . Уже через 20 дней после Массандры в Украине были объявлены досрочные выборы и президента, и Верховной Рады.

Договор о дружбе, или Оставить флот

10 июля 1994 Леонид Кучма стал президентом. Переговоры о разделе ЧФ возобновились. Продолжались они сложно и долго - 9 июня 1995 Ельцин и Кучма наконец подписали соглашение о разделе флота .

Согласно ей, 18,3% кораблей должны были перейти Украины, а 81,7% - России. Киев получал базы в Измаиле, Одессе, Очакове, Керчи, Донузлаве и Балаклаве и еще 10 баз морской авиации. РФ получала львиную долю кораблей, базу в Севастополе, 16 командных пунктов и других объектов. Численность ЧФ РФ не могла превышать 25 000 человек и 22 военных самолета.

Летом 1996 года Украина приняла новую Конституцию, где прописала, что размещение военных баз иностранных государств на ее территории невозможно и вопрос базирования российского флота в украинском Крыму снова обострилось.

Кучма был сторонником решения всех вопросов с Россией одним махом, потому активизовав подготовку большого Договора о дружбе с РФ, обсуждали еще с 1992 года. В ходе тех переговоров, кроме ЧФ, встал и другое, до сих пор актуальный вопрос - признание Россией государственных границ.

Украинские дипломаты долго искали формулу, как заставить Москву признать границы и нерушимости границ Украины.

Россия хотела ограничиться обычной формуле о "уважение территориальной целостности", но Украина настаивала на варианте, где было бы четко прописано - два государства не имеют территориальных претензий и без их в будущем. В конце сошлись на формуле, где была ссылка на устав ООН, что фактически означало признание границ и их незыблемость в международно признанных границах.

В обмен Москва потребовала подписать новый договор о ЧФ, где бы ей позволили держать свои корабли в Крыму на законных основаниях. Киев понимал, что российский флот всегда будет дестабилизирующим фактором, но решил пойти на уступку, чтобы подписать Договор о Дружбе.

27 мая 1997 в Киев прилетел российский премьер Черномырдин и вместе с украинским коллегой Лазаренко подписали три соглашения, которыми закрепили разделение флота, определяли статус ЧФ РФ и дали ему 20 лет на пребывание в Крыму. Через три месяца после этого в Киев прилетел Борис Ельцин и большой Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве был подписан.

Тогда Украина казалось, что она уступает малым ради достижения большого. Но как показала история, Черноморскому флоту была отведена главная роль в трагических событиях 2014 года у Крыма. А договор с русскими, в очередной раз оказался недостойным бумаги, на котором было написано.

Тузла, или 100 метров к агрессии

Некоторое время после подписания Договора о дружбе, две страны действительно учились жить в мире. Удавалось это с переменным успехом, но к серьезным конфликтов не доходило. Вплоть до 29 сентября 2003 года.

К тому времени в Украине доходила конца эпоха Леонида Кучмы, с его попытками усидеть на двух стульях между Европой и Россией, официально названной политикой многовекторности. В России все происходило наоборот - это было время укрепления во власти нового президента Владимира Путина, который заговорил о консолидации постсоветского пространства под началом Москвы и строил свою политику на антизападных и антинатовских лозунгах.

29 сентября 2003 эти две концепции зашли в неслыханный по тем временам клинч. Точкой кипения оказался маленький кусок песка посередине Керченского пролива - остров Тузла.

Как гром среди ясного неба на российской стороне границы появились десятки грузовиков, которые в три смены без перерывов высыпали в воды Азовского моря камни, щебень и песок. Неожиданно для всех, без объявления каких-либо требований Россия начала насыпать дамбу, которая должна была соединить ее материковую часть с украинским островом.

Вообще, Тузла еще не так давно была частью косы, которая начиналась в российском Краснодарском крае. Но в 1925 году сильный шторм размыл часть этой косы со стороны России, образовав в Керченском проливе остров. Он, вместе со всем Крымом, вошел в состав сначала УССР, а затем и Украины.

Почти 90 лет о Тузле никто никогда не говорил, пока вдруг в сентябре 2003-го она не стала "горячей точкой" на карте мира. Российские строительные работы продвигались по 150-200 метров в день, неуклонно приближаясь к украинской границы.

Официальная Москва заявила, что она укрепляет свою береговую линию. Неофициально же экспертная среда и чиновники признавали, что причины совсем другие.

И главная и из них - контроль над Керченским проливом. Единственный глубоководный канал, по которому суда могли заходить из Черного в Азовское море, пролегал между Тузлой ​​и Крымом, то есть был полностью под контролем Украины. По навигационные услуги Киев собирал 150000000 долларов в год, в том числе - с российских судов.

Но спецоперация Путина имела не только экономический смысл. Российская верхушка в те дни 2003 впервые показала, какие шаги может прибегнуть перед мифической "натовской угрозой". Путин и компания боялись, что единоличный контроль Украины над Керченским проливом приведет к тому, что Киев может позволить военным кораблям НАТО заходить в Азовское море.

России надо было во что бы получить ключ от пролива. И она не собиралась останавливаться ни перед чем, вплоть до агрессии. Киевские газеты в то время опубликовали слова главы Администрации Путина Александра Волошина, не под запись заявил украинским журналистам, что Керченский пролив никогда не будет украинским, а если надо, то Россия может залить ее бетоном или попросту разбомбить.

Президент Кучма в то время находился в турне по Латинской Америке. Сведения о надвигающемся российской агрессии застало его в Бразилии. Кучма прервал визит и прилетел на Тузлу. Одно большой военный бинокль украинский президент не мог не видеть военных, которые стояли за спинами российских строителей, а это означало, что надо действовать.

На Тузле срочно начали возводить пограничную заставу, украинские ракетные войска в Крыму начали обучение, на остров передислоцировали спецназ и ДОТы. В закрытом указе Кучмы речь шла о возможности обращения Украины за защитой к ООН, НАТО и стран Будапештского меморандума.

Но для начала он позвонил Путину. В ходе долгой ночной беседы лидера РФ удалось уговорить. Российские строительные работы остановились в 102 метрах от украинской границы. Но чего стоило Украине такое решение?

Уже на следующий день премьеры Украины и России Янукович и Касьянов встретились и согласовали документ об использовании Азовского моря и Керченского пролива, который Кучма и Путин подписали в Крыму 25 декабря 2003. Суть документа проста - Киев сохранил за собой Тузла, а Россия выбила из рук Украины ключ от Азовского моря.

С тех пор ни один военный корабль третьих стран не мог пройти Керченский пролив без согласия Москвы.

Но главным итогом конфликта вокруг Тузлы стало другое. Впервые новый российский президент Путин показал, как он будет строить отношения с соседями, когда речь идет о его интересах. Россия Путина будет жесткой и не остановится ни перед чем, даже перед агрессией. Вот только того урока Украины, к сожалению, не усвоила вовремя.

Газовые войны, или Экономическая агрессия

Ждать новых атак России пришлось недолго. В 2004 году под аккомпанемент Майдана в Украине закончилась эпоха Кучмы. Стать президентом Януковичу не помогли даже карамельки, которым он угощал Путина и Медведева за несколько дней до первого тура президентских выборов на параде в Киеве.

После победы Майдана отношения Киева и Москвы испортились почти мгновенно.

Но Путинский режим решил не идти на открытую военную конфронтацию. Было решено взять Украину под контроль экономически. Наглядно это было продемонстрировано в ходе нескольких газовый войн, которые по традиции вспыхивали под Новый год.

Первый раз это произошло 1 января 2006 года, когда Россия внезапно резко снизила давление "голубого топлива" в газопроводах в Украину. К этому Киев не подал заявку на покупку газа, пытаясь пересмотреть газовые контракты Кучмы, подписанные в 2002 году. С дополнениями времена премьерства Януковича тогда цена российского газа составляла 50 долларов за тысячу кубов. Но в то же время туркменский газ Украина покупала ощутимо дешевле.

Во время первой газовой войны Путин, который тогда был премьером РФ, проявил тактику, которую успешно использовать против Украины и в последующих конфликтах - забери все и получи, что хочешь.

Добиваясь снижения цены на газ, Украина "получила" его подорожание почти вдвое Путин резко и безапелляционно поднял цену газа из России в 230 долларов, но в "коктейли" с поставками из Туркменистана по $ 44 Киев получил стоимость в $ 95 за тысячу кубометров.

Но главным в тех сделках стало появление теперь уже легендарного посредника, который начал поставлять в Украину весь газ из РФ - "РосУкрЭнерго".

Формально половина этой компании принадлежала «Газпрому», половина - украинским газовым олигархам Дмитрию Фирташу (45%) и Ивану Фурсину (5%). Кто еще стоял за этой компанией, до сих пор точно не известно, но именно ей суждено стать главным катализатором крупнейшей газовой войны между Украиной и Россией в декабре 2008 январе 2009 годов.

Весь 2008 год продолжались газовые переговоры Киева и Москвы, спровоцированные желанием Ющенко перейти на рыночные цены на российский газ. Проходили они на фоне небывалого напряжения отношений между украинской и российской властью. Кремль откровенно угрожал поднять цену на газ вдвое . Кроме того, летом 2008-го Россия показала, как далеко может зайти, напав на Грузию.

Но и внутри украинского руководства продолжалась прямая фронтальная война между президентом Виктором Ющенко и премьером Юлией Тимошенко.

Большинство переговоров с российскими лидерами вела именно премьер и использовала их, в том числе, с прицелом на президентские выборы 2010 года. Едва ли не самым памятным из тех времен осталась пресс-конференция, на которой Путин насмехался с Ющенко и Саакашвили, а Тимошенко кокетливо посмеивалась и шутила о галстук Михо.

2 октября на встрече Тимошенко и Путина был подписан меморандум, предусматривающий цену на российский газ со следующего года на уровне 235 долларов и отказ от услуг "РосУкрЭнерго".

После этого Россия выдвинула претензию, что Украина должна за поставки 2008 2,4 миллиарда долларов. В свою очередь "Нафтогаз" заявил, что ничего не должен, потому что заплатил РУЭ за весь газ и соответственно вопросы по долгам следует адресовать именно "РосУкрЭнерго".

Приближался новый год, а контракта на поставку газа в Украину так и не было. 31 декабря в Москву поехала Тимошенко и делегация "Нафтогаза" во главе с главой НАК Олегом Дубиной. Они согласовали с Путиным, который тогда "пересиживал" перерыв между двумя президентствами на посту премьера, цена на газ в 235 долларов.

Но параллельно состоялась раздражена телефонный разговор президентов Ющенко и Медведева. Украинский лидер потребовал опустить цену до 205 долларов, на что Кремль ответил угрозой поднять ее до 320 долларов. Знал Ющенко, что Фирташ, который тогда уже был к нему близок, предлагал Газпрома НЕ 235, а 285 долларов за тысячу кубов, неизвестно.

Но после ссоры с Медведевым Ющенко позвонил Дубине с требованием немедленно возвращаться в Киев.

Старт российской спецоперации был дан. Уже в тот же вечер Медведев заявил, что если Украина не хочет газ по 235 долларов, то покупать его по 450 А чтобы Киев думал быстрее, с 1 января 2009 года Россия перекрыла поставки как газа для Украины, так и экспортные поставки в Европу.

Тогда же едва ли не впервые была применена тактика информационной войны против целой страны - Россия на встречах с европейцями и в в медиа обвиняла Украину в воровстве газа, которых европейские наблюдатели позже так и не смогли найти.

Кроме того, РФ вроде "хотела" возобновить поставки для европейских пользователей, но предлагала "Нафтогаза" сделать это через такие ветви газопроводов, которые физически не могли быть использованы. И когда Москва получала аргументированный и очевидную отказ, в игру включалась вся мощь российских "медиа" и "дипломатии", которые всю вину перекладывали на Украине. Сейчас такая тактика российской "гибридной войны" уже привычная, но в 2008 году это был неслыханный вызов.

И это при том, что Киеву решил несмотря на остановку поставок из России качать в Европу газ - из собственных хранилищ.

18 января состоялись ночные переговоры Путина и Тимошенко. Выйдя к прессе после них, российский премьер едва сдерживал свое удовлетворение, а Юлия Владимировна выглядела подавленной. Теперь было уже не до насмешек со Ющенко.

Уже 19 января в Москве главы "Нафтогаза" и "Газпрома" в их присутствии подписали новое газовое соглашение.

Обходя то, что ее текст к подписанию не видел ни президент, ни кто другой в Украине, в сухом остатке новый контракт Тимошенко-Путина имел очень плачевные последствия:

- Украина теряла возможность покупать газ у туркмен, а "Газпром" становился монопольным поставщиком;

- РУЭ было выброшено с рынка, но Украина ввязалась в сомнительную схему с национализацией 11000000000 кубов газа Фирташа, которые во времена Януковича олигарх себе вернул с доплатой;

- Украина подписалась под печально формуле "бери или плати", накинув на себя 10-20 лишних миллиардов кубов газа в год;

- и главное - цена газа для Украины выросла в разы.

Киев руками Тимошенко сам передал Путину ключи от независимости, что станет очевидным уже в следующем году, когда Юлия Владимировна проиграет президентские выборы Януковичу.

Кроме того, 19 дней газового голода в холодную зиму и постоянная информационная обработка настроили против Киева всю Европу. Именно после тех событий и Северный, и Южный потоки в обход Украины стали реальностью.

Спецоперация Кремля, проведенная в манипуляциях, подкупе и амбициях украинских чиновников и олигархов прошла блестяще. У Кремля был повод откупорить шампанское.

Блокирование дороги на Запад, или Политический проект

После того, как Москве удалось посадить Украину на крепкий газовый цепь, Кремль перешел к восстановлению своего политического влияния.

2009 год в Украине был предвыборным - в январе 2010 года украинцы должны были голосовать за нового президента. Действующий на то время глава страны Виктор Ющенко реальных шансов не было, поэтому все внимание было приковано к противостоянию Тимошенко и лидера тогдашней оппозиции Виктора Януковича.

Оба они не олицетворяли "новые лица", поэтому сконцентрировались на теме вектора движения страны. Юля Владимировна эксплуатировала тему европейской интеграции, а Янукович олицетворял сближение с Россией. хотя Ющенко открыто обзывал обоих "московскими проектами" .

И в глубинном смысле был прав. По большому счету, Москве было не важно, кто заменит Ющенко на посту. Скормив Украины свой газовый контракт, Россия не выпустила бы из рук одного из преемников Виктора Андреевича. Хотя ставку, все же, делала на Януковича.

Улыбающийся Виктор Федорович постоянно крутился в эфирах российских каналов, политические «эксперты» разных мастей на российских ток-шоу рассказывали, как Янукович "защитит русский язык", откажется от НАТО продолжит базирования ЧФ в Крыму и вообще будет другом России.

Руководство РФ тоже давало понять, что не против того, чтобы украинцы изменили в кресле президента одного Виктора на другого.

Так впоследствии и произошло в начале 2010 года. В двух турах Янукович не без труда , Но победил Тимошенко. В Украине все замерли в ожидании резкого разворота от ЕС, с каким именно готовились подписать Соглашение об ассоциации, в сторону России.

И подтверждение этому не заставили себя долго ждать. На второй месяц своего президентства Янукович начал рассчитываться с российскими покровителями. Сначала печально "Харьковским соглашениям", по которым украинский Крым фактически отдавался Черноморскому флоту в аренду.

Аргументом в этой спецоперации РФ служил все тот же газовый контракт с цены которого Россия по-барски делала скидку в 100 долларов. Но главное, что эта карта ЧФ РФ должна сыграть в будущем - и, к сожалению, сыграла.

После такой щедрой возмездия Януковичу позволили сосредоточиться на своих внутренних вопросах: узурпировать власть через возвращение себе кучмовских полномочий, наладить схемы обогащения "Семьи" и в конце просто отомстить Тимошенко, сослал ее за решетку по "газовому" и другим делам. Его "дергали" тогда, когда надо было назначить "правильного" председателя СБУ или Минобороны, которые делали из этих структур "русские штабы".

Почувствовав в руках власть, Янукович поверил в собственную способность играть в большую геополитику. Неожиданно для многих, пророссийский президент начал активно педалировать тему подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. За несколько месяцев стало казаться, что Янукович говорит серьезно: правительство Азарова постоянно выполнял какие-то требования ЕС, Верховная Рада голосовала "евроинтеграционные" законы.

Буксовало вопрос освобождения Тимошенко, но все шло к тому, что на Вильнюсском саммите ЕС планировалось подписание Соглашения об ассоциации.

Россия недвусмысленно "намекала", что ей такой ход событий не очень нравится: то запрещала ввоз к себе украинских сладостей, то закрывала границу, то вообще угрожала Украины отменить все таможенные преференции по соглашению о свободной торговле в СНГ и закрыть свой рынок.

И чем ближе становился саммит в Вильнюсе, тем больше делался давление Москвы. Янукович летал к Путину, как на работу , По несколько раз в месяц. Россия в грубой форме требовала, чтобы Украина и ЕС согласовали сделку еще и с Москвой, чем вызвала буквально шок в Брюссель.

Но если убедить еврочиновников Путин не мог, то с Януковичем он справляется дал, и 21 ноября Азаров объявляет, что Украина останавливает подготовку к подписанию Соглашения об ассоциации. За неделю до саммита.

За такой разворот российская верхушка дала Януковичу новый "пряник" - кредит на 15000000000 долларов, еще одну скидку газ и вроде даже не заставляли вступать в Таможенный союз.

Вот только режима Януковича эти подачки помочь не могли - в Украине уже во всю силу гремел евромайдан, который совсем скоро должен перерасти в революцию Достоинства. А ей и Януковичу в одной стране делать было нечего.

Крым и Донбасс, или Гибридная агрессия

Януковича вывезли в Россию, он попросил Путина ввести в Украине войска. Кремль окончательно сбросил маску.

Захват "зелеными человечками" админзданий в Крыму, автобусы российских "туристов", которые качали ситуацию, приглашенные марионеточного режима, пведореферендум о присоединении полуострова к России и в конце аннексия Крыма ... Все это сопровождалось неслыханным наступлением на информационном, энергетическом и экономическом фронтах.

На границу Украины взыскали страшные военные силы, и совсем скоро загорелся Донбасс ...

Эти воспоминания еще слишком свежи и болезненны, чтобы можно было говорить о них отстраненно.

Но этот эпизод русско-украинской войны станет первым, где Украина получит однозначный победу. Правда, эта история сейчас только пишется. На наших с вами глазах.

Роман Романюк, УП

Но могла ли Украина стать на сторону мятежников?
Но чего стоило Украине такое решение?

© 2008-2011 ОАО "Нарьян-Марский объединенный авиаотряд"