Новое оружие России: боевые лазеры

Опубликовано: 04.03.2018


Мы продолжаем серию публикаций о новейших разработках российской военной техники. Напомним, в первых двух материалах речь шла о « рельсотроне Арцимовича » и боевом космолёте . Сегодня расскажем об исследованиях в области лазерного оружия.

Освоит ли Сердюков «гиперболоид Путина»?

• Недавно начальник Генштаба Вооруженных сил РФ Николай Макаров заявил журналистам о том, что в России, «как и во всём мире, ведутся работы по боевому лазеру» . При этом генерал добавил: «Говорить о его характеристиках пока преждевременно».
Что это — блеф, самореклама или реальное состояние дел?

• Нужно сразу сказать, что директор Центра анализа мировой торговли оружием, член Общественного совета при министерстве обороны Российской Федерации Игорь Коротченко поспешил дезавуировать макаровскую новость: «Сегодня в мире не существует боевых лазеров, кроме разве что американской ALTB (летающей военной лаборатории с прототипом лазерного оружия на борту). Все остальное – только НИОКР». Возможно. Только ведь хороший НИОКР при достаточной политической воле способен быстро превратиться в реальное оружие. Насколько мы приблизились к этому?

Предварительная информация

• Для начала несколько слов о самой идее лазерного оружия. Как известно, лазер — это оптический квантовый генератор , аббревиатура от Light Amplification by Stimulated Emission Radiation («усиление света в результате вынужденного излучения»). Со времён публикации романа о «гиперболоиде инженера Гарина» военная мысль активно ищет возможности создания лазерного оружия, которым можно было бы легко резать бронетехнику на поле боя, космические корабли, боевые ракеты.



ГОРОДА-ГЕРОИ: Севастополь


Город-герой с 1 мая 1945 года.
     Суровым и тяжелейшим испытанием для севастопольцев и моряков Черноморского флота стала Великая Отечественная война 1941 — 1945 гг. Севастополь в числе первых городов СССР 22 июня 1941 г. в 3 часа 15  минут подвергся налету фашистской авиации. Первой нанесла удар по фашистским самолетам зенитно-артиллерийская батарея Черноморского флота N 74, которой командовал лейтенант И.Г.Козовник. Вслед за ней открыли огонь 76, 80, 78 и 75-я батареи и успешно отразили первый налет фашистов.

    Моряки Черноморского флота, жители города организованно встали на защиту Севастополя.

  
     По решению городских организаций, штаба Черноморского флота воины гарнизона и севастопольцы в сжатые сроки, к 1 ноября 1941 г., возвели вокруг Севастополя три рубежа обороны: тыловой, главный и передовой с догами, дзотами и другими оборонительными сооружениями. Эту работу возглавлял инженерный отдел флота, руководимый военным инженером 1 ранга В.Г.Парамоновым.
     23 октября 1941 г. по решению Крымского обкома ВКП(б) в Севастополе был создан чрезвычайный орган власти — Городской комитет обороны, в который вошли первый секретарь горкома партии Б.А.Борисов (председатель комитета), председатель горисполкома В.П.Ефремов, начальник гарнизона контр-адмирал Г.В.Жуков (вскоре его сменил генерал-майор береговой службы П.А.Моргунов), начальник местной противовоздушной обороны В.И.Кулибаба и начальник городского отдела НКВД К.П.Нефедов.
     29 октября 1941 г. в Севастополе было введено осадное положение. 30 октября первый удар по моторизованной колонне 11-й немецкой армии генерала Манштейна нанесла 54-я береговая батарея Черноморского флота под командованием лейтенанта И.И.Заики. Артиллеристы три дня вели непрерывные ожесточенные бои с наседавшими фашистами. Почти одновременно с артиллеристами в бой вступили части морской пехоты, сформированные из курсантов военно-морского училища и матросов боевых кораблей и береговых частей флота, при поддержке береговых и зенитно-артиллерийских батарей.
     30 октября 1941 г. началась вторая героическая оборона Севастополя, которая продолжалась 250 дней — до 4 июля 1942 г. С первых боев до последних дней обороны защитники города проявляли самоотверженность, беспримерную стойкость и героизм. 4 ноября для объединения всех сил Главной базы Черноморского флота был создан Севастопольский оборонительный район (СОР).

     Во время первого штурма Севастополя бои велись на дальних подступах к городу, а со 2 ноября враг начал атаки на внешний рубеж обороны крепости. После провала попытки овладеть Севастополем с ходу немецко-фашистское командование осуществило три наступления на город: первое началось 11 ноября 1941 г., второе — 17 декабря 1941 г., третье — 7 июня 1942 г.



Преступление и наказание. Французский линкор «Жан Бар»



Апрель 1689 года. Ла-Манш. 24-пушечный французский фрегат «Серпан» вступает в бой с голландским кораблем. Французы находятся в явно невыгодном положении. На борту «Серпана» груз бочонков с порохом — фрегат может в любой момент взлететь на воздух. В этот момент капитан корабля Жан Бар замечает 12-летнего юнгу, который в страхе присел на корточки. Капитан в ярости кричит матросам: «Привяжите его к мачте. Если он не умеет смотреть смерти в глаза, он недостоин жить».
12-летним юнгой был Франсуа-Корниль Бар, родной сын Жана Бара и будущий адмирал французского флота.

Ох, и лютое было семейство!
Особенно славен папаша — легендарный Жан Бар из Дюнкерка, самый дерзкий и удачливый из французских корсаров XVII века. Именно в его честь был назван лучший линкор ВМС Франции периода Второй мировой войны. «Жан Бар» — второй корабль в серии линкоров «Ришелье», на чью долю выпала на удивление долгая и насыщенная событиями жизнь.
Конструкция
Французские линейные корабли типа «Ришелье» по праву считаются наиболее сбалансированными и совершенными линкорами предвоенного периода. У них было много достоинств и почти не было серьезных недостатков. Мелкие недочеты в их конструкции постепенно устранялись за долгие годы их службы.
На момент постройки это были самые быстрые в мире линкоры (32 узла), заметно уступавшие по боевой мощи лишь одному «Ямато» и примерно равноценные немецкому «Бисмарку». Но при этом французские «35000-тонники» наряду с американскими «Норт Кэролайн» оставались самыми маленькими кораблями в своем классе.

Великолепные характеристики были достигнуты с помощью особой компоновки, с размещением двух четырехорудийных башен ГК в носовой части корабля. Это позволило сэкономить на массе башен (четырехорудийная башня весила меньше, чем две двухорудийные), а также сократить длину цитадели («погонный метр» которой весил 25 тонн), конвертировав выделившейся резерв нагрузки в дополнительную толщину брони.
С точки зрения боевых характеристик схема «all guns forward» также имела свои преимущества: возможность стрельбы полными залпами на носовых углах могла пригодиться при преследовании вражеских рейдеров и тяжелых крейсеров. Сгруппированные в носу орудия имели меньший разброс залпов и упрощенное управление огнем. За счет разгрузки кормовой оконечности и смещения весов к миделю улучшилась мореходность корабля, повысилась прочность корпуса. Размещенные в корме шлюпки и гидросамолеты более не подвергались риску воздействия дульных газов.
Недостатком схемы была «мертвая зона» на кормовых углах. Проблему частично решали беспрецедентно большие углы обстрела башен главного калибра — от 300° до 312°.
Четыре орудия в одной башне создавали угрозу потери половины всей артиллерии ГК от единственного попадания «шального» снаряда. С целью повышения боевой живучести башни «Ришелье» были разделены броневой перегородкой, каждая пара орудий имела свою независимую систему подачи боезапаса.
380 мм французские орудия превосходили по бронепробиваемости все существующие немецкие и британские морские пушки. Французский 844-кг бронебойный снаряд мог пробить 378 мм брони на дистанции 20 000 м.

Стремительный наклон дымовой трубы — фирменный знак французских линкоров


© 2008-2011 ОАО "Нарьян-Марский объединенный авиаотряд"