'' В 90% населения нет никакой позиции ''. Украинцы о жизни в оккупации

  1. Елена Попова, активистка Украинского культурного центра
  2. Михаил Батрак, журналист, активист

После оккупации в Крыму появились организации, которые объединяют граждан с проукраинскими взглядами. Одна из них - "Украинский культурный центр" (УКЦ). Его основали "крымские украинцы с активной жизненной позицией" весной 2015 года.

Активисты подчеркивали: их цель - развивать украинскую культуру и возрождать язык, в том числе в школах. УКЦ также выпускает единственное на полуострове печатное украиноязычное издание "Крымский поприще". И хотя они акцентировали, что изолированные от политики, но стали костью в горле оккупационной власти.

Наконец, "прокуратура" начала приходить к активистам с проверками, вызвать их на допросы, задерживать во время немногочисленных акций, приуроченных к украинским государственных праздников. А в прошлом месяце на одном из пророссийских ресурсов появилось "журналистское расследование", в котором УКЦ обвинили в подрывной деятельности и фактически "слили" информацию о передвижении активистов и их фотографии.

Из-за давления часть активистов уже покинула полуостров. Например, в августе, после обысков и допроса представителями ФСБ, в Херсон выехала одна из активистов УКЦ Ольга Павленко.

Как это: оставаться украинском в оккупированном Крыму? Этот вопрос "Украинская правда" поставила двум активистам - Елене Поповой, которая продолжает оставаться в Крыму, несмотря на два задержания, и Михаилу батраков, что оставил полуостров около месяца назад, так и не получив российский паспорт.

Елена Попова, активистка Украинского культурного центра

После оккупации в Крыму появились организации, которые объединяют граждан с проукраинскими взглядами

Елена живет в Симферополе. Поэтому с ней мы общаемся интернет-связью. Она бегло говорит, что ее телефон прослушивают, и не удивится, если "уши" есть и дома. Чувствуется, что говорить на украинском для Елены скорее отдушина, чем принцип.

После 2014 года мы (проукраинские активисты - УП) стали осторожными. Это уже нормально, потому что нужно выживать. Не разговариваем громко на какие-то темы, просим не фотографировать на каких-то мероприятиях. Мне здесь почти не с кем общаться на украинском языке. Если кто-то слышит ее на улице, бывает, оборачивается, некоторые даже отскакивают. Провоцировать я никого не хочу. Но тренируюсь разговаривать на украинском, мне лично приятно ней общаться. Хотя до 2014 года никогда не уделяла том внимания.

Активисты устраивают акции к государственным праздникам Украины, возлагают цветы к памятнику Тарасу Шевченко и посещают суды над крымскими украинском и крымскими татарами. Но ради своей безопасности предпочитают не попадать в кадр на подобных мероприятиях.

Читайте также

Ты вроде и знаешь, что ничего за это не будет, но и понимаешь, что это опасно. Мы имеем право на родной язык, украинскую культуру в Крыму, и это тот максимум, который защищаем.

В этом году в день вышиванки мы шли по улице в вышитых рубашках, разговаривали на украинском, а некоторые люди подходили и говорили: "Спасибо вам". С нами даже фотографировались. Мы не общаемся с местными официальными органами, а им бы хотелось, чтобы мы были карманной организацией.

В Крыму немного людей, которые не получили российский паспорт. Я, например, не отказывалась. Я не понимала тогда вообще, что мне делать, а потом взяла его, потому что мне нужна работа, я должен получать документы, помогать близким.

Одна ялтинская активистка то сказала: я не считаю это паспортом, если вы хотите - называйте его так. У меня есть и украинский паспорт, их забирали. Российские правоохранители нам заявляли, что паспорт - это не наша собственность, а государственная, украинские пограничники упрекали в том, что мы имеем российский.

Россиян в Крыму стало очень много - на каждом шагу. Я с ними ни конфликтов, ни общения нет. На строительстве работают также не местные, а туркмены или таджики. Очень много, кстати, появилось дешевой одежды из Узбекистана, Казахстана, на материке, мне показалось, дороже.

Только один человек среди моего круга немного изменила свое мнение по тем событиям 2014 года - это моя мама. А по другим я не вижу никаких изменений: кто был за Россию, тот за нее болеет до сих пор. вот сейчас ситуация в Армянске , А люди говорят: там все хорошо. Они по телевизору видели. В интернет не идут. Никто не хочет думать, почему так произошло, почему раньше такого не было?

Изменилось что-то лучше в Крыму? Сложный вопрос. Да, действительно сделали разбитые дороги, а теперь постоянно их почему-то ремонтируют. Документации стало больше, но есть простые моменты, например, сейчас появились многофункциональные центры и электронные очереди. То есть что-то новенькое есть.

Не могу сказать, что задержание и обыски в Крыму участились. Если мы говорим о крымских украинский, то ничего не изменилось, то есть постоянно появляется информация, что где-то что-то с ними происходит. Что касается крымских татар, то волнами. У них все по-другому, там более плотная сообщество, поэтому к ним больше претензий, а у нас все более рассеяны.

24 августа, День независимости, для нас праздник, и нам особенно важно в этот день быть вместе с Украиной. Поэтому в 2017 году мы решили подняться на самую высокую гору Крыма с национальной символикой. Договорились с людьми, но пришли только мы с Галиной Балабан.

Телефон прослушивался, и в восемь утра на вокзале нас уже ждала машина полиции. Подошли проверить документы. У меня не было паспорта, у Галины был, но его забрали. Нас повезли в отделение полиции. Сообщили, что нас какая-то ориентировка.

Когда был допрос, сказали, что что-то напутали, и задержали нас за то, что я якобы курил на остановке. Вообще так бывает, что нам не говорят, в чем обвиняют, что от нас хотят, а начинают выдумывать варианты или подкидывают что-то, как было в истории с Владимиром Балухом .

Со стороны полиции не было никаких пыток и особого давления, просто нас держали в отделении 3:00. Мне даже разрешили позвонить и посоветоваться с адвокатом. Я впервые была в полиции в такой роли и не знала, как себя вести.

Нам сказали, что все равно надо ждать, пока устанавливают личности, поэтому "давайте поговорим об украинском центр". А я говорю: "Откуда вы знаете о нем? Вы же не знаете, кто я такая".

Через полгода мной снова заинтересовались и задержали ночью на границе, на российском КПВВ, когда я возвращалась из Херсона домой. После этого случая я написала жалобу, и, может, потому все затихло - на границе сейчас спокойно пропускают.

Потом меня настойчиво стали вызывать в прокуратуру. Им нужно было проверить какие-то мои действия по поводу "нарушения законов о экстремистскую и общественную деятельность".

Ко мне пришли документу, который обязывает МВД обеспечить мой повод в прокуратуру. Я посоветовалась с адвокатом и сказала полицейским, что они не имеют права меня никуда вести, потому что эта бумажка - только приглашение. На что мне с угрозой ответили: "Вы еще не знаете, на что мы имеем право".

Как-то меня разыскивали правоохранители. Но приехали не ко мне, а к соседям моих родителей. И как это расценивать? Давление действительно перепутали? Адвокаты потом сказали, что это у ФСБ следующие приемы.

Иногда мне везет выезжать в Украину, если есть возможность - едут знакомые, или есть приглашение от кого-то. Так просто ездить у меня нет возможности. Потребность периодически выезжать у всех крымчан, которые любят Украину.

Здесь нельзя долго находиться - депрессия начинается. А как видишь надпись "Вас приветствует Херсонская область", то у тебя уже все проблемы позади, и ты с улыбкой приветствуешь пограничников, хотя они бывает что и мрачные. Затем набираешься каких-то эмоций, событий, и немного легче.

Кто-то написал: "Покинуть Крым - это как покинуть больную мать". Почему я должна переезжать? Молодые люди, супруги едут вместе, ищут новое место, а меня семья не поддерживает. И куда я поеду, и зачем? Чтобы с родными общаться по скайпу?

Здесь несладко живется, работы по специальности для себя найти не могу, потому что раньше работала в журналистике, издательстве, была преподавателем. Сейчас в этих направлениях просто промывают мозг. Но все равно варианты есть. Приходится на чем экономить, но жить можно и нужно.

Михаил Батрак, журналист, активист

В свое время Михаил был активистом УКЦ, потом начал освещать информацию в СМИ и Facebook по обысков и задержаний активистов в Крыму. В конце августа он выехал в Херсон. Сейчас вместе со своей подругой, одной из основательниц УКЦ Ольгой Павленко, которая покинула полуостров после обысков Они держатся вместе и пытаются начать новую жизнь: найти жилье и устроиться на работу.

Поэтому я собрал вещи и уехал, даже не дожидаясь рассвета. Я выехал из Крымского полуострова 20 августа. Почему? Это накапливалось долгое время: постоянные задержания на границе, там же - допросы ФСБ. А после обыска у Ольги Павленко адвокат сказал мне, что есть какие-то списки на обыск.

Как человек понимает, что попала в поле зрения ФСБ? Лично у меня последние два месяца были каждый раз задержания на 4:00, когда я пересекал админкордон как в одну, так и в другую сторону, были попытки допросить меня: почему ты ходишь на судебные заседания, куда ты пишешь, зачем, кому еще передаешь информацию ?

Дело в том, что пограничники вводят в базу твои данные, потом звонят ФСБшники, а те, если есть вопросы к тебе приходят и забирают в отдельную кабинку для допросов.

Я в 2014 году отказался от российского гражданства. Тогда еще не было много информации, они дали две недели, чтобы написать отказ от получения российского гражданства. Кто не получил российский паспорт, то имеет определенные проблемы в получении, например, медицинской помощи. Мне в ней тоже отказывали.

И вот в последний раз, когда я пересекал админкордон, меня спросили: "А как ты без российского паспорта живешь? Когда ты собираешься покидать территорию?».

А уж когда выезжал с полуострова с двумя сумками, сказали, что я сделал "правильный выбор". Хотя я им - представителям ФСБ - этого не говорил, просто себе ехал с двумя сумками.

По активности в соцсетях (открытое выражение своей позиции, размещение ссылок на украинские СМИ - УП), то особо никто этого не делает. Потому что все понимают ответственность, если в какой-то момент ты станешь интересен, то в любой момент с тобой могут провести какое-то мероприятие: обыск, арест, сфабрикованные дела, которые мы видим.

Те, кто четыре года прожили, научились с этим жить, и когда что-то пишут или говорят, то в рамках действующего, пусть оккупационного и российского, но законодательства.

Конечно, задержаний больше, мы не все видим. Некоторые люди принципиально не освещают свои дела. Их родственники не хотят, потому что надеются, что удастся как-то договориться с так называемыми органами власти. Им сразу говорят, что если вы идете на сделку со следствием, то это будет упрощена процедура, и все будет хорошо.

То, что доносы, - правда. Но это не массовое явление.

Я бы не сказал, что на украинский язык, если она появляется на улицах Крыма, реагируют агрессивно. В первый год, когда была волна истерии, бешеная антиукраинская пропаганда - было. Но сейчас спокойно.

В основном ничего не изменилось в позиции людей: кто поддерживал Россию - продолжает, кто нет, соответственно, также придерживается своей позиции. Но 90% населения - это люди, которые раньше были у Украины, а теперь при России, то есть у них нет никакой позиции.

Изменилось что-то лучше? Если все разобрать на мелкие детали, то то, например, подешевело. Кому-то подъезд отремонтировали, у кого бизнес пошел хуже, а у кого-то лучше, потому что конкуренты исчезли. То есть это все субъективно.

Тема "Украина - Россия" сейчас не особо в повестке дня, всех интересуют свои бытовые моменты. Никто из крымчан не знает, что в Крыму идут обыски и аресты или судят политических активистов.

Большинство украинских и российских ресурсов, освещающих эти темы, на Крымском полуострове заблокированы. Но и фейсбук не читают, и лента не листают. Запроса на такую ​​информацию в них нет. Если бы хотели разобраться - смогли бы.

Летом этого года туристов стало больше, чем в прошлом. К сожалению или к счастью, было много туристов из Украины - из Харькова, Одессы. Особенно в июле.

В свое время я был активным участником УКЦ, потом помогал посредственно. Сейчас в Крыму есть ручные проукраинские организации, например, члены партии "Единая Россия" организовали Украинский центр, который поддерживает дружбу с Россией и рассказывает, как Украинский стало хорошо жить в Крыму.

Что касается культурных проявлений своей украинской идентичности, например, надеть вышиванку, то прессинга не будет. Если мы говорим о политических моментах проукраинской позиции - будет.

То есть можно быть украинском, но публично не ассоциировать себя с Украиной.

О проведении обысков, то в этот момент соседи ничего не видят и ничего не могут знать. Например, когда проходил обыск у Ольги Павленко, и я приехал туда, не было никаких внешних признаков, то происходит. Они отогнали машину, зашли в квартиру и закрыли за собой дверь.

Могут что-то подбрасывать, особенно, если человек очень мешает, и нельзя на нее повесить какую-то статью по экстремизма. Мы знаем дело Владимира Балуха, которому нагло подбросили патроны и боеприпасы.

Крымские татары больше страдают от обысков, потому что они более сплоченные. Особенно активисты организации "Крымская солидарность" и крымскотатарского движения, а также члены "Меджлиса".

Пока я решаю бытовые вопросы: где поселиться, куда отвезти вещи. Еще даже не было времени сесть и подумать о будущем, о планах. Хотя они, в принципе, есть.

Думаю, все будет нормально. Планирую заниматься журналистикой, как и раньше. Просто я немного поменял регион, теперь буду изучать херсонский "поле".

Я уверен, что давления на мою семью не будет, потому что я уже выехал. Активисты выезжают и продолжают свою деятельность, крымчане же даже воюют за Украину, а их семьи спокойно живут в Крыму.

Юлия Ворона, для УП

Как это: оставаться украинском в оккупированном Крыму?
Никто не хочет думать, почему так произошло, почему раньше такого не было?
Изменилось что-то лучше в Крыму?
А я говорю: "Откуда вы знаете о нем?
И как это расценивать?
Давление действительно перепутали?
Почему я должна переезжать?
И куда я поеду, и зачем?
Чтобы с родными общаться по скайпу?
Почему?

© 2008-2011 ОАО "Нарьян-Марский объединенный авиаотряд"